veoclub Дрессировка на Рублевке

Восточноевропейская овчарка \"ВЕО-Служебная собака\"

Восточноевропейская овчарка, Собаки, дрессировка собак, щенки овчарки, электронные ошейники для собак, антилай ошейники для собак
Текущее время: 19-06-19, 23:22

Часовой пояс: UTC + 4 часа




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 
Автор Сообщение
СообщениеДобавлено: 03-06-09, 10:33 
Не в сети
постоялец
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06-09-07, 22:46
Сообщения: 142
Откуда: Москва
Собаки — пользовательные животные, их поведение необходимо формировать в согласии со сферами их работы. Делается это путем выработки соответствующех навыков. Под ними понимают комплексы безусловных и условных рефлексов, выполняемых автоматически имеющих законченный вид. Такое направленное формирование поведения принято называть дрессировкой, а ее элементы — приемами. Под ними понимают комплекс воздействий на собаку, приводящих к выработке навыка. Фактически мы опять будем говорить об обучении.

Поведение собаки с точки зрения ее использования может быть желательным и нежелательным. Понятно, что задача дрессировки заключается в формировании желательного поведения, недопущении нежелательного поведения и его исправлении, если оно все таки сформировалось. И все это осуществляется путем определенных воздействий на собаку с помощью различных раздражений, сигналов в основном звуковых, визуальных и механических. Их использование и составляет прием дрессировки.
Далее поговорим об этих сигналах как об инструментах дрессировки.

В качестве звуковых раздражений, сигналов используются голос и технические устройства (свистки, хлопушки. трещотки и т.д.) В обоих случаях звук должен иметь оптимальные для восприятия параметры. Например, по громкости в обычной ситуации он не должен собаку пугать и в то же время должен быть достаточно сильным, чтобы она услышала. Оба источника звука имеют и свои специфические свойства. Так, техничевские устройства могут издавать звуки, не слышимые человеком, но вполне доступные собаке, поскольку предел слышимости для человека составляет 20кГц, а для собаки — в 1,5-2 раза больше. Однако оптимальный диапазон для восприятия звука собакой составляет 750-4000 Гц, когда он может иметь минимальную громкость. Но она возрастает по мере отклонения от этого диапазона. То же самое неминуемо, если звуковое общение с собакой присходит в условиях шума. С другой стороны, в ходе дрессировки может потребоваться выработка разных действий собаки на звуки разной частоты. При этом необходимо помнить, что такой дифференцировочный навык можно выработать при меньшей разнице по частоте между двумя звуковыми сигналами, если они подаются в отимальном для собаки диапазоне (до 4 кГц), чем если они подаются за его пределами.

Кроме того, подобный навык лучше вырабатывается у собак (одинаковых по величине) с более широкой головой, т.е. с более широко расставленными ушами. Крайние варианты в этом отношении, например, собаки типа борзых и колли — с узкой головой — и типа сенбернара и ротвейлера — с широкой.

Специфическим параметром голоса является интонация. Выбор ее определяется особенностями поведения собаки. При спокойном состоянии, проявлении послушания и правильном выполнении действий используется обычный голос средней интенсивности, т.е. нормальной интонации, а при желании прохвалить — поощрительной. Однако собака может беспокоиться, не слушаться, неправильно выполнять действия и т.п. В зависимости от степени выраженности такой ситуации используется голос соответствующего уровня строгости: приказной (принудительной) или угрожающей (запрещающей) интонации, в тех же ситуациях используются технические средства с разными характеристиками звука.

В качестве визуальных раздражений, сигналов используются мимика и пантомима дрессировщика, предметы и световые явления, характеризующиеся величиной, формой, удаленностью и наклоном, цветом и его оттенками, подвижностью или покоем, яркостью или тусклостью, миганием, вспышкой или постоянством освещения и т.п.

При этом необходимо учитывать, что представители крайних типов пород собак по расположению глаз неодинаково воспринимают один и тот же визуальный сигнал. Так, собаки породы боксер или пекинес отчетливо видят перед собой на более близком расстоянии при узком обзоре по сравнению с собаками породы борзые и колли, которые отчетливо видят перед собой на большем расстоянии при широком обзоре.

На эффективность восприятия визуальных сигналов влияет и величина животного. Известно, что в собачьем мире есть и гиганты: ирландский волкодав (рост 86 см) и немецкий дог (рост до 80 см), и мини: брабансон, брюссельский и бельгийский гриффоны (18-20 см) и йоркиширский терьер (рост 23 см).

Одним из элементов визуальной дрессировки может быть отработка навыка в связи с различением цветов. Тогда необходимо учесть особенности цветого зрения собак: рассеянность, в т.ч. в связи с оттенками, длительность закрепления и плохая память в сравнении с другими характеристиками визуальных сигналов.

При суждении об эффективности восприятия визуальных сигналов надо учитывать еще один вариант крайних типов: степень предпочтения зрения среди других чувств. Так, собаки беговых пород, например борзые, больше полагаются на зрение в сравнении с представителями норных пород, например, таксами и фокстерьерами, которым в специфических условиях работы приходится больше пользоваться обонянием, слухом и осязанием. Но даже среди беговых пород в этом плане есть различия. Например, гончие в противоположность борзым больше пользуются обонянием, чем зрением.
Разумеется, другие породы по всем указанным признакам занимают в разной степени промежуточно положение, в зависимости от выраженности отклонений в сторону того или иного типа. В целом, характер применения визуальных сигналов, подбно описанным выше звуковым, во много определяется поведением собаки.


Последний раз редактировалось Феня 03-06-09, 15:23, всего редактировалось 2 раз(а).

Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения:
СообщениеДобавлено: 03-06-09, 15:09 
Не в сети
постоялец
Аватара пользователя

Зарегистрирован: 06-09-07, 22:46
Сообщения: 142
Откуда: Москва
Механические раздражения, сигналы реализуются в виде воздействий на тело собаки. Их эффективность определяется ее величиной, поведением, неодинаковой чувствительностью разных участков тела, избранным способом воздействия и другими факторами.

Кроме того, необходимо учитывать специфически низкую чувствительность кожи у собак некоторых пород, в частности, бойцовых (бультерьер, питбультерьер, американский стаффордширский терьер). Понятно, что телесные воздействия окажутся для собаки приятными в случае ее правильного поведения и неприятными при ее неадекватном поведении.
Причем в качестве средств наказания нельзя использовать повседневно применяемые предметы, такие как: ошейник, поводок, шлейку, намордник и т.д. Да и наказывать слишком активно должен не дрессировщик. При систематическом несоблюдении таких требований собака и в нормальных условиях будет игнорировать этот злополучный поводок или еще что-то, ему подобное, противиться его использованию или наоборот, слушаться, только будучи в нем, а также будет бояться дрессировщика. Все это затруднит общение с собакой и тем более работу с дрессировщиком и вообще обучение.

Обобщая материал по использованию звуковых, визуальных и механических раздражений, сигналов как инструментов дрессировки, необходимо заметить следующее.
Выбор их оптимального варианта и режима примения определяется не только повдением собаки, но и ее физическим состоянием, типом высшей нервной деятельности и преобладающей реакцией поведения и вообще ситуацией.

Например, если у собаки процесс торможения преобладает над возбуждением или вокруг много отвлекающих факторов, используются более строгие воздействия разной природы. При слабости обоих нервных процессов или преобладании возбуждения над торможением, а также в благоприятной обстановке используются более мягкие воздействия, хотя тоже разной природы. В способности выбрать оптимальный способ воздействия на собаку и заключается искусство дрессировщика.

Вот еще несколько описаний учета типов поведения и высшей нервной деятельности, правда, на примере начального отбора собак для обучения разыскной работе. Поскольку нахождение и определение запаха носят поисковый характер, то намечаемая к обучению собака должна обладать сильновыраженной ориентировочной преобладающей реакцией поведения. Кроме того, разыскная работа чатсо происходит в экстремальных, угрожающих условиях. Поэтому собака должна иметь сильный тип ВНД (Высшая нервная деятельность) и обладать активнооборонительной реакцией. Как правило, искомый запах приходится определять в смеси с другими запахами и длительно «держать» его. Значит собака должна обладать не только сильным типам ВНД, но и быть уравновешенной, что поможет ей отделить нужный запах от ненужных. Запаховые смеси могут быстро меняться по составу, сохраняя или теряя нужный запах. С другой стороны, долго искомый и, наконец, найденный запаховый объект по условиям работы необходимо сразу отдать или вообще бросить по команде. Такие ситуации невольно обусловливают резкие изменения поведения. Но сохранение при этом нужного настроя на продолжение поиска возможно только при наличии высокой подвижности и возбуждения, и торможения (подвижный тип ВНД).

Любая дрессировка проводится во времени и пространстве, а потому они тоже относятся к факторам воздействия на собаку. Причем обстановка является источником сразу многих раздражений, сигналов. Они, как и время, и другие условнорефлекторные раздражения, сами по себе не имеют прямого отношения к вырабатываемым навыкам, а потому первоночально не служат сигналами к их осуществлению. И лишь в результате многократной работы в одно и то же время и в одной обстановке эти факторы становятся условнорефлекторными сигналами выполнения требуемых от собаки действий. Тем самым время и обстановка обегчают работу дрессировщика, повышают ее эффективность.

Используемые в дрессировке раздражения, сигналы действуют на собаку, как правило, из разных источников. Однако в общении с ней есть такой объект, который, как и обстановка, служит началом сразу многих сигналов. Таким объектом является сам дрессировщик как комплексный раздражитель в виде его внешности, одежды, обуви, голоса, запаха, движений и т.д. Благодаря острой наблюдательности собаки замечают малейшие изменения разнообразных признаков дрессировщика. Это может обусловить соответствующие изменения восприятия его и, следовательно, характера выполнения его команд. А поскольку дрессировка происходит в определенное время и в определенной обстановке, то и эти факторы собаки невольно связывают с дрессировщиком. Кроме того, он обладает определенным и к тому же переменчивым нервно-психическим состоянимем, причем тоже переменным и каждая своим, и тоже воплощающимся в том или ином поведении. Так что общение дрессировщика с собаками потенциально может представлять множество вариаций. Понятно, что реализация такой ситуации затрудняла бы любое общение с ними, не говоря уже о такой целенаправленной и в то же время разнообразной и не всегда предсказуемой работе, как дрессировка. Поэтому даже при неизбежных каких-то измениниях внешнего вида и настроения дрессировщика его поведение изначально должно быть, по возможности, единообразным в соответствии с намечаемым характером работы.

Используемые в дрессировке раздражения, сигналы характеризуются не только влиянием на поведение собаки, как показано выше, но и сроками и режимом применения. В случае применения в виде исходного сигнала, инициирующего или запрещающего, они выполняют роль команд. В случае применения после команды или одновременно с ней, а так же после совершения собакой действия сигналы выполняют роль подкрепления. Исключение составляют время, обстановка и сам дрессировщик, поскольку они действуют в течение всего процесса дрессировки, выполняя одновременно роль команды и подкрепления. Оно состоит из двух элементов, различающихся по назначению: собственно подкрепление команды и средство оценки выполнения собакой действия. Физиологически цель подкрепления заключается в формировании и закреплении связи между корковыми нервными центрами Условных Рефлексов и Безусловных Рефлексов.

В результате повторения это приводит к выработке и последующему выполнению навыка или к прекращению неправильного действия только по команде, т.е. по условному сигналу без подкрепления безусловным. Навык может вырабатываться и по типу условного рефлекса. При этом новый условный сигнал подкрепляется ранее усвоенным. Например, выработка навыка укладки сначала по команде «Лежать!», потом – по жесту. Таким образом, в качестве подкрепления может использоваться и безусловный, и условный сигналы.

В смысловом и функциональном планах подкрепление многообразно, например, по восприятию, назначению, срокам применения, режиму использования и т.д. В частности, подкрепления могут восприниматься как благоприятные (положительные) или неблагоприятные (отрицательные). В обоих случаях применяются одни и те же описанные ранее раздражения, сигналы: звуковые, визуальные и механические. Но в связи с разным характером применения они вызывают у собак положительные или отрицательные эмоции. К описанным выше положительным подкреплениям добавляются еще два: подкормка и игра. Необходимо учитывать, что при всей вкусовой неразборчивости собак многие из них предпочитают определенную подкормку, принимая ее за лакомство. При оптимальной наблюдательности дрессировщика это используется как верный способ установления контакта с собакой и формирования ее желания работать. Игра — не менее желаема собакой, естественна для нее и эффективна в установлении такого контакта.

Из всего сказанного нетрудно догадаться, что положительное и отрицательное подкрепления имеют прямо противоположное назначение. С помощью первого собака поощряется за правильно выполнение команды и общее поведение, соответствующее рабочей обстановке. В результате у нее формируются не только положительные эмоции, но и контакт с дрессировщиком, а иногда и желание по собственной инициативе повторить успешно выполненное действие. С помощью отрицательного подкрепления собака сначала порицается, затем наказывается за неправильное выполнение команды и вообще за неадекватное поведение. Разумеется, это вызывает у нее отрицательные эмоции, которые могут иметь разные последствия. И в поощрении, и в наказании нужно соблюдать адекватность и вообще разумные пределы в связи с индивидуальными особенностями собаки, а также с уровнем «классности» ее поведения, или наоборот, «тяжестью» ее вины. Например, слишком интенсивное и частое поощрение собаки, особенно не в прямой зависимости от старания и успехов, может отвлечь ее от работы, «обесценить» дрессировку и «опустить» дрессировщика. Чрезмерное наказание может усугубить неправильное выполнение команды и вообще неадекватное поведение собаки, привести к отказу от работы. Во избежание этих формально противоположных, но по сути, одинаково вредных для дрессировки явлений нужно придерживаться принципа Х.Р. Аскью: «… наказывают и поощряют не само животное, а конкретное поведение» (1999). В идеале собака должна быть воспитана так, чтобы для нее наказанием было отсутствие всякого общения с близким человеком. Однако подкрепление наказанием — не единственный способ исправления нежелательного поведения. Подкрепление может быть в виде условий, которые затрудняют его проявление. Например, К. Прайор (1995) предложила несколько способов, помимо наказания, отучить привязанную во дворе собаку ночью лаять. Отрицательное подкрепление: направить на собаку сильный свет и выключить при прекращении лая. Несовместимое поведение: собаки редко лают лежа, научить ложиться по команде. Связь с дополнительным сигналом: научить собаку лаять по команде, потом команду не давать. Выработка отсутствия нежелательного поведения: подкрепить собаку в тот момент, когда она перестала лаять. Смена мотиваций: заниматься с собакой днем, чтобы она устала, или посадить к ней другую собаку. А в целом, дрессировщик выбирает вид подкрепления и его применение, исходя из реальной ситуации. Такой выбор тоже определяет дрессировку как искусство.
Выше говорилось, что подкрепления различаются по срокам применения и режиму использования. Имеются в виду два момента: период между подачей команды и собственно подкреплением и периодичность подкрепления. Оно может быть во время подачи команды или сразу после нее, может быть сразу после выполнения собакой действия, а может происходить через относительно длительный период после команды. Разумеется, первыми тремя способами навыки вырабатываются быстро и прочно. Но последним путем у собаки вырабатывается широко и разнообразно используемый навык — выдержка. Например, при охране какого-то объекта или ожидании оставившего ее хозяина. Правда. В данном случае необходимо учитывать одну очень важную тонкость. Как известно, физиологической основой выполнения навыка является связь между нервными центрами, ответственными за реакции на команду и ее подкрепление. Понятно, что такие два события можно отодвигать друг от друга лишь до какого-то предела, определяемого работоспособностью нервных центров. За ее границами связь между ними образуется очень слабая или вообще не образуется, а потому полноценной выдержки не будет. Следовательно, эффективность длительности периода между командой и ее подкреплением, т.е. длительность полноценной выдержки, зависит от силы, уравновешенности и подвижности возбуждения и торможения. Это особенно важно в реальных условиях осуществления данного навыка на фоне мешающих, отвлекающих, быстро меняющихся факторов.

Основой выработки навыков являются правила выработки условного рефлекса. Кроме того, за периодом выработки навыков неминуемо следует период их закрепления для последующего рабочего использования. Поэтому для данного этапа дрессировки одни правила меняются, а другие требуют уточнения. Так, согласно первому правилу собака должна быть здорова. При всей ясности данного положении необходимо добавить, что в процессе дрессировки надо соблюдать меру в отношении нагрузки. Проявление собакой нечеткости и вялости в работе свидетельствует о первых признаках утомления. Это является сигналом прекращения занятий и предоставления ей отдыха. Такую ситуацию необходимо предвидеть и так организовать дрессировку, чтобы к концу занятий последний навык был полностью отработан, а ученик поощрен с целью формирования у него положительных эмоций.

Это служит предпосылкой для реализации второго правила — наличие у собаки желания работать, прежде всего, с дрессировщиком, которое определяется степенью контакта между ними. Расположение собаки к дрессировщику достигается путем постоянного и разнообразного взаимообщения, причем с обязательным соблюдением иерархического положения: дрессировщик — лидер, собака — подчиненная особь, т.е. всегда должен быть его верх. Такое положение усиливается при случайном или специально подстроенном попадании собаки в проблемную ситуацию, из которой она может благополучно выйти только с помощью дрессировщика. В результате он в глазах собаки оказывается еще и вожаком, спасителем. На таком благоприятном фоне желанию собаки работать способствует предоставление ей возможности в «неформальной обстановке», как бы случайно, а еще лучше в форме игры, выполнять элементы «настоящего» навыка или целиком с обязательным поощрением правильных действий. В такой ситуации тем более необходимо не доводить собаку до утомления, а также оградить ее от всяких помех и отвлечений, поскольку несоблюдение этого неминуемо приведет к потере ею желания чему-либо учиться.

Третье правило заключается в том, что сразу за командой следует подкрепление или они осуществляются одновременно. И действительно, только в этих случаях может образоваться связь между корковыми нервными центрами, ответственными за реакции на команду и ее подкрепление. Это и приводит в результате повторения к выполнению команды без подкрепления. Но для того, чтобы такая нервная связь и дальше действовала, ее нужно постоянно поддерживать, т.е. команду необходимо каждый раз подкреплять. По свидетельству К. Прайор, во время выполнения команды в виде каких-то мимолетных, вроде бы ничего не значащих поощрительных движении, визуальных и звуковых сигналов, восклицаний типа: «Ай, хорошая собака!». Автор назвала такое подкрепление условным, поскольку оно лишь предваряет, но точно информирует собаку о грядущем настоящем поощрении после правильного завершения действий. Причем лакомство лучше давать мелкими порциями, но чаще, поскольку это отдаляет момент насыщения и тем самым делает более длительным эффект поощрения. Кроме того, собака может совершить какое-то необычное действие, понравившиеся дрессировщику, случайно или в соответствии с его желанием. Тогда она должна получить увеличено поощрение, или, по выражению К. Прайор, «куш». Хорошей наградой в подобной ситуации служит предоставление собаке, особенно реактивной, подвижно полной свободы. Такой режим постоянного подкрепления называется регулярным.
Все это так, но только на период выработки навыка. Если такой режим сохранится и дальше, т.е. когда навык уже выработан, то для собаки команда будет означать не столько сигнал к действию, сколько предвкушение, ожидание подкрепления, поскольку безусловный сигнал для нее пока что важней, чем условный.
И в случае его неожиданной отмены собака будет работать все менее охотно и четко. Разумеется, при слишком ранней отмене подкрепления связь между задействованными нервными центрами пропадет, и команда выполняться не будет в виду наступления угасательного торможения. Поэтому лишь после усвоения собакой навыка подкрепление применяют не после каждого выполнения команды, а все более редко. Но чтобы и в этом случае она, восприняв команду, не ожидала подкрепления, его применяют неравномерно, для нее как бы случайно, неожиданно. Такой режим переменного подкрепления называется вероятностным, вариабельным. Он способствует стремлению собаки выполнять усвоенные приемы и возможен потому, что теперь условный сигнал стал для нее не менее важным, чем безусловный. Однако вероятностный режим не всегда применим даже после отработки навыка. Например, при решении каких-то головоломок, при тестах, где собаке приходится выбирать из множества, ее нужно поощрять после каждого правильного действия. Имеются в виду любые выборки, поиски, дифференцировки и т.п.

Пятое правило заключается в отсутствии посторонних раздражений, сигналов, поскольку они ориентируют собаку на себя. А не на команду с последующим нарушением ее выполнения. Причиной является необразование или нереализация связи между нервными центрами, ответственными за реакции на команды и ее подкрепление. Значит, для образования и реализации такой нервной связи необходима постоянная обстановка, в которой активно взаимодействуют только два фактора: команда и подкрепление. Другими словами, обстановка играет одновременно роли и команды, и подкрепления. Те же функции выполняет и время дрессировки. Однако такие условия приемлемы только на период отработки навыка. Потом, после его освоения, необходимо постепенно ослаблять значение для собаки не только подкрепления, о чем говорилось выше, но и времени и обстановки, которые умышленно меняют. В результате она будет правильно выполнять навыки без подкрепления, только по команде в разное время и в любой обстановке. В частности, это относится и к использованию собаки в розыскной работе, которую нужно проводить в разных погодных условиях, поскольку они тоже влияют на ее эффективность.
Итак, подкрепления могут осуществляться в виде разных раздражений, сигналов, воздействий и в разных режимах, а в целом они определяют методы дрессировки, которые принято обозначать как механический, вкусопоощрительный, контрастный и подражательный.

При механическом методе оба вида подкрепления — одновременно или сразу после команды и после ее выполнения — осуществляют путем воздействия на тело собаки. Вкусопоощрительный метод предполагает использование лакомства сначала как приманку при подаче команды и понуждении совершить действие, потом в виде поощрения после его правильного выполнения.

Под контрастным методом понимают сочетание механического и других видов подкрепления. Вот только непонятна обоснованность названия «контрастный», которое по смыслу предполагает воздействие на собаку по типу «кнута и пряника». Но механическое воздействие необязательно ей неприятно, а тем более болезненно. Так что логичней этот метод назвать «комбинированный», хотя он может содержать и контрастный вариант. Да и механический метод в реальной жизни не бывает в чистом виде, поскольку поощрительное оглаживание может сочетаться с одобрением голосом, мимикой, жестами. Кроме того, один и тот же навык может отрабатываться разными методами. Например, для научения посадке по команде «Сидеть!» сразу после команды или одновременно с ней собаке нажимают на круп с натяжением поводка назад (или без него), понуждая ее сесть, а после посадки поощряют оглаживанием и другими способами. Или так: собаку понуждают сесть подъемом над ее головой и отведением назад лакомства, после посадки ей отдают лакомство, опять-таки поощряя и другими способами. В принципе теми же методами отрабатывают навык укладки по команде «Лежать!». Или еще пример: при отработке навыка хождения рядом команду «Рядом!» сопровождают рывком за поводок, а можно ее подавать во время движения собаки между дрессировщиком и каким-то препятствием, не позволяющим ей двигаться в разные стороны.
Помимо указанных, используются и другие виды подкрепления, а значит, в целом и другие методы дрессировки, в частности, подражание и игра.

Понятно, что описанными методами не исчерпывается весь потенциал дрессировки, т.е. для дрессировщика предоставляется огромное и разнообразное поле деятельности. Из этого разнообразия он может выбрать прием и метод, отримальные одновременно и для отработки задуманного навыка, и для индивидуальных особенностей собаки, и вообще для создавшейся ситуации. Именно потому дрессировка являе тся искусством, а дрессировщик — в определенной степени артистом.

Но независимо от избранного метода, дрессировка будет высоко результативна, елс она проводится по определенным принципам. Так, к началу дрессировки собака должна быть абсолютно подчинена дрессировщику. Начатая отработка навыка должна быть доведена до конца. Только после этого можно приступать к отработке следующего навыка. выработка сложных навков начинается с их простых вариантов. Например, перед поиском человека по следу собака научается выбирать на месте вещь с его запахом среди вещей с запахом других людей. Любой период дрессировки, независимо от степени нежелательности предыдущего поведения собаки, должен заканчиваться выполнением ею какого-то хорошо освоенного навыка с последующим поощрением. Другими словами, любой период дрессировки должен заканчиваться формированием у собаки положительных эмоций — верного средства укрепления контакта с дрессировщиком и формирования желания работать.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 2 ] 

Часовой пояс: UTC + 4 часа


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 0


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения

Найти:
Перейти:  

| |

Powered by Forumenko © 2006–2014
Русская поддержка phpBB
дрессировка на рублевке форум Каталог РЭО